01 Май Британская сталь: интервью Генри Кавилла журналу SFX

Категория: Интервью и журналы Discussion:

Это птица? Это самолет? Это... британец?

Это новый Супермен Генри Кавилл. Читайте интервью с Генри в новом номере журнала SFX.

 

— Я только что прилетел из Лос-Анджелеса, — говорит Генри Кавилл, и в этот момент, несмотря на джинсы и футболку, вам мерещится алый плащ за его плечами. Перед вами, несомненно, сам Супермен. И дело не только в его внешности — конечно, точеные черты Кавилла словно срисованы с творений Нила Адамса — но также он сражает вас своими ясными глазами и достоинством, с которым он держится. И в тот же мгновение вы представляете, как однажды он будет спасать вас в момент падения с небоскреба. Разве можно желать чего-то большего от наших кинозвезд?

 

— Вы почти получили роль Супермена в 2003 году. Как вы считаете, вы бы сыграли эту роль тогда совсем по-другому?

— Конечно, да. Во-первых, это была совсем другая история, которую создали сценарист Джей Джей Абрамс и режиссёр МакДжи. А во-вторых, чтобы сыграть такого сложного персонажа, как Супермен, требуется большой жизненный опыт. Тебе необходимо пройти через определенные вещи в жизни, потому что только тогда ты сможешь должным образом воплотить на экране этого героя и донести до зрителей суть таким образом, чтобы они начали сопереживать персонажу, которому вообще-то довольно сложно сопереживать. Я думаю, я бы сыграл его тогда совсем по-другому, и я надеюсь, сейчас я играю его намного лучше.

 

— Каким было ваше первое знакомство с Суперменом?

— Честно говоря, я не помню. Наверно, потому что Супермен настолько широко вошел в нашу культуру, что все знают его просто по факту. Это как кока-кола: когда я впервые попробовал кока-колу? Я не знаю, она для меня существовала всегда.

 

— Были ли какие-то комиксы или картинки, которые подсказали вам ваш собственный образ Супермена?

— Ничего такого, что серьезно бы на меня повлияло, не было, но я прочел ужасно много материала. Тремя моими любимыми историями стали «Смерть Супермена», «Возвращение Супермена» и «Красный сын». Все они, в частности, каждая в своем замечательном ракурсе, показывают различные трактовки Супермена, его разные оттенки и особенности, добавленные разными людьми. Один из них — русский Супермен, но всё же и там сохраняется основная линия о том, кем же по своей сути он является. И это то, от чего я отталкивался. Когда, читая сценарий, я задавал себе вопросы, решая, как сыграть тот или иной момент, я обращался к этому базовому образу, а затем добавлял к нему свои собственные оттенки и особенности.

 

— Но с точки зрения того, как этот герой держится и двигается, это весьма специфический визуальный ряд для комиксов...

— Так и есть. Есть одна картинка, которая мне очень нравилась. Вообще существует приложение комиксов DC для iPad, и я загружал все комиксы о Супермене и читал их в свободное время, просто чтобы оставаться в контакте с исходным материалом во время съёмок. И когда приложение открывается, появляется заставка, где Супермен стоит между Вандер-Вумен и Бэтменом. И вот эта его поза, в которой он стоит, в моем понимании стала идеальным воплощением того, кто же по сути своей Супермен. Он добрый, он благородный, он понимающий, с открытым лицом, но в то же время его поза очень уверенна. Свою интерпретацию Супермена я во многом взял с этого образа.

This artwork said a lot to Cavill about exactly who Superman is

— В фильме «Убить Билла — 2» Квентин Тарантино утверждает, что Супермен — это истинное Я, а Кларк Кент для него маскировка. Вы согласны с этим?

— Я думаю, Кларк Кент, Кал-Эл и Супермен — это всё разные грани одной и той же личности. Вот и всё.

 

— Что вы чувствовали, когда впервые вышли на съёмочную площадку в костюме Супермена?

— Это было что-то невероятное, правда. Я скажу честно. Ты надеваешь костюм и думаешь: ладно, это — первый день работы, первый день, когда ты — Супермен. И вокруг тебя все эти люди из съёмочной группы, которые вложили огромное количество сил в то, чтобы снять фильм о Супермене. Меня всегда окружали черные ширмы из непроницаемого материала, чтобы папарацци не могли ничего увидеть и всякое такое, а в Чикаго было ужасно жарко — где-то около 38 градусов. И это был тот момент, когда ты говоришь себе: «Это я, и я должен убедить всех ребят из съёмочной группы, что я Супермен». Конечно, я немного нервничал, но восторга было гораздо больше. И я видел, людям не пришлось ждать, чтобы судить о результате — все они сидели там, потирали руки и светились от радости: «Наконец-то мы увидели то, что мы здесь создаём!» Это было какое-то невероятное ощущение, носить костюм после всей той работы, которую проделал я и все эти ребята. У меня кровь в висках стучала. Реально было очень здорово.

 

— Вы не упирали руки в бока?

— Иногда я ловил себя на этом, когда пытался отдохнуть. Но сразу же в ужасе думал: «О нет, тебе нельзя это делать!» [смеётся]

 

— Каков ваш личный криптонит?

— Мой криптонит — неспособность защитить тех, кого я люблю. Я просто теряю контроль над собой, если меня нет рядом и я не могу о них позаботиться, и я переживаю, что что-то может случиться с ними, или что их обидят, воспользуются ими или будут манипулировать. Я просто перестаю себя контролировать. Это действительно сводит меня с ума.

 

— Значит, Супермен для вас идеал.

— Это вы сами сказали.

 

— Ощущаете ли вы давление со стороны истинных фанов Супермена?

— Да, есть люди, которые сильно увлечены этим героем. Они принимают его близко к сердцу и они знают досконально все его стороны. Некоторые страстно любят этого героя комиксов, другие — Кристофера Рива и то, как он сыграл его. Я думаю, не нужно обращать на это внимание, когда ты сам собираешься вынести людям мозг. Нужно просто сосредоточиться на том, что ты делаешь. И для меня это означало, что нужно, по возможности, придерживаться первоисточников, для меня это комиксы. Мы с Заком очень тесно сотрудничали — мы проделали большую совместную работу, пока не пришли к единому мнению насчет трактовки героя и его истории, и мы счастливы, потому что вообще-то существует тысячи различных способов рассказать эту историю. Нам просто нужно было сохранить нашу целостность. Если кому-то может не понравится результат, это их проблемы.

 

— Вы разделяете чувства фанатов?

— Вообще-то я фанат. Я люблю компьютерные игры. Я их просто обожаю, и я сижу часами и играю, играю, играю... сутки напролет. Я в самом деле могу сесть за компьютер и играть 20 часов подряд. Это моя слабость. Именно поэтому я считаю себя фанатом.

 

— А если кто-то сделает игру о Супермене с вами в главной роли — насколько острыми будут ваши ощущения?

— Это будет потрясающе. Но я не знаю, смогу ли я играть в этом случае. Это будет очень странно, управлять в игре самим собой... но это было бы очень круто.

 

— Как вы узнали о том, что получили эту роль?

— Я как раз играл в компьютерную игру! Я сидел играл, и вдруг зазвонил телефон, и я проигнорировал его, потому что я играл в World Of Warcraft, а там нельзя нажать на паузу или сохраниться, так что я просто проигнорировал звонок, потому что был напряженный момент в игре... А затем я опустил взгляд на телефон и увидел, что это Зак Снайдер. И я такой: «Ой, блин...» Схватился за телефон, но не успел. Я перезвонил сразу же, но попал на голосовую почту. И я уже было подумал: «Ладно, в этот раз ты упустил свой шанс...» Но тут раздался другой звонок, с другого номера. Это был Зак. Он сказал: «Я звоню, чтобы поблагодарить тебя за то, что ты приехал на кинопробы, нам очень понравилось, что ты делал. Мы действительно получили удовольствие, и я рад, что познакомился с тобой. Я хочу сказать тебе спасибо за это». И я подумал: «О нет, он так легко разрушил все мои надежды...» И тут он говорит: «Но на самом деле я звоню, чтобы спросить тебя, не хочешь ли ты сняться в моем фильме». И в этот момент тебе хочется кричать, смеяться и плакать от восторга, но тебе нельзя этого делать! Я изо всех сил старался держаться спокойно — не слишком спокойно, конечно, потому что могло показаться, что я не очень-то рад, но по возможности спокойнее. Так что я ответил: «Большое спасибо! Я с нетерпением жду встречи с вами в Лос-Анджелесе, чтобы, наконец, приступить к работе». А когда я положил трубку, я начал бегать вверх и вниз по лестнице, крича и визжа. И я не мог согнать улыбку с лица весь день, все 12 часов. Это был какой-то нереальный опыт — ты смотришь на себя в зеркало и говоришь: «Я буду Суперменом». Это то, что я буду помнить всю свою жизнь.

Смотрите также: