28 Янв Полёт Супермена: Генри Кавилл на обложке журнала Empire Magazine

Категория: Интервью и журналы Источник: Empire Magazine Discussion:
Henry Cavill as Superman Henry Cavill as Superman Empire Magazine

Пришла пора начинать собирать коллекцию журналов с Суперменом Генри Кавиллом на обложках.

Это ограниченная коллекционная версия обложки мартовского номера Empire Magazine. Если вы счастливый подписчик Empire, вы получите по почте журнал с обложкой, не загромождённой лишними надписями анонсов выпуска. В ином случае вы можете купить обычную версию журнала.

 

UPD: Фотосет актёров и статья из журнала Empire!

 

 

 

Полёт Супермена

Зак Снайдер и команда «Тёмного Рыцаря» рассказывают о своём видении самого ожидаемого фильма года — «Человека из стали» 

 

ПРЕМЬЕРА: 20 июня

РЕЖИССЁР: Зак Снайдер

В РОЛЯХ: Генри Кэвилл, Эми Адамс, Майкл Шеннон, Рассел Кроу, Кевин Костнер, Дайана Лейн, Лоуренс Фишбёрн, Антье Трейе

СЮЖЕТ: Да вы знаете: инопланетный малыш прилетает на Землю, в то время как его планета гибнет; вырастает в мега-мощного супер-человека; становится журналистом; сражается со злодеями; побеждает. Наверное.

ЧТО НОВОГО? Если вы еще не заметили, творческие мозги создателей трилогии о Тёмном Рыцаре (сценарист Дэвид С. Гойер, продюсеры Кристофер Нолан, Эмма Томас и Чарльз Ровен) придали дозу мрачности этой итерации.

ЗАБАВНЫЙ ФАКТ: В том же месяце, в котором состоится премьера «Человека из стали», исполнится ровно 75 лет с момента появления Супермена в комиксах.

Как Супермену удается летать? Он не парит в воздухе на невидимых тросах, он пробивает небо кулаком, прокладывая свой путь по небосклону — вот и всё, что нам известно. Но как объяснить его полёт по законам физики? У него нет крыльев, нет никаких видимых летательных приспособлений. Конечно, гравитация на старом погибшем Криптоне могла быть значительно сильнее, но этим можно объяснить лишь его способность одним прыжком запрыгнуть на крышу небоскрёба, но не летать со сверхзвуковой скоростью за пределами атмосферы. Даже в необычном мире комиксов полёт Супермена вызывает много вопросов, найти ответы на которые предстоит Заку Снайдеру, Дэвиду Гойеру и Кристоферу Нолану.

— Мы выбрали такой подход, как будто не было никаких комиксов, как будто Супермен был реальностью, — говорит Гойер, который после завершения трилогии о Тёмном Рыцаре стал сценаристом «Человека из стали». — Это примерно то же, что мы делали с Бэтменом, который теперь кажется революционным в своём жанре. Раньше многие фильмы о супергероях снимали именно как фильмы о супергероях, вспомните Бэтмена Адама Веста или Дика Трейси.

Многомиллионные голливудские «конфетки» основаны на ярких красках и костюмах из спандекса. Будучи теперь законодателями мод в Голливуде, Гойер и братья Ноланы (Джонах Нолан официально не числится в команде «Человека из стали») резко вывели Бэтмена из привычного ряда супергероев, чем и сорвали миллиардный куш. Теперь же студия «Уорнер Бразерс» пробует выяснить, сработает ли подобный подход с бриллиантом в короне комикс-вселенной DC — Кал-Элем, известным как Кларк Кент, он же Супермен, Человек-из-стали. Напомним, что Брайан Сингер, отдавая дань классическим фильмам Ричарда Доннера, с его «Возвращением Супермена» в 2006-м избрал ошибочный подход.

Три с половиной года назад Гойер и Нолан работали над сценарием фильма «Темный Рыцарь: Возрождение легенды» и решили сделать недельный перерыв. Гойер развлекал себя чтением старых комиксов о Супермене, как вдруг ему в голову пришла оригинальная идея. Суть идеи в двух словах: как можно было бы превратить Человека Будущего в современного человека.

— В конце концов этот подход и лёг в основу фильма, — говорит он. Когда они вновь встретились с Ноланом и тот спросил, появились ли у него какие-либо идеи для «Тёмного Рыцаря», Гойер не стал лукавить. — Я сказал: «Нет, но я придумал, как взяться за Супермена!»

Нолан сразу же позвонил Джеффу Робинову, президенту «Уорнер Бразерс».

— Дэвид только что подал идею, как можно было бы снять Супермена, — произнёс Нолан в свой Бэт-фон. — Вам следует это услышать.

Неделей спустя был дан старт проекту предварительной стоимостью 225 миллионов долларов.

— Вы знаете, я обожаю фильмы Доннера, — смеётся Гойер. — Я очень их люблю. Однако они пугают меня своей точной интерпретацией, а это может сработать, но может и не сработать для современного зрителя.

Жанр продвинулся далеко вперед, правила игры поменялись. Сегодня мы поем дифирамбы «Тёмному Рыцарю» Гойера и Нолана, хотя сам сценарист скромно выдвигает в качестве эталона фильм «Люди Икс» как пример развивающейся комикс-вселенной.

— Что меня настораживает, так это то, что если бы Супермен существовал в нашем мире, то его история была бы, главным образом, историей о первом контакте, — говорит он. — Он чужой. И гораздо легче представить себе сюжет о нем на подобие фильмов о войне с пришельцами, чем фильм про спасателя в колготках. Если бы мир узнал о его существовании, это был бы ключевой момент во всей истории Человечества.

Генри Кавилл в фильме «Человек из стали»Генри Кавилл в фильме «Человек из стали»

И тут классические составляющие Супермена, все те вещи из комиксов, которые мы считали сами собой разумеющимися, вдруг превратились в вопросы без ответов. Почему его называют Суперменом? Почему он носит костюм? Что такое «Крепость Уединения»? Как отреагирует мир на его присутствие в нем? И вдруг все мифологические метафоры о Христе и Моисее, если спроецировать их на Супермена, обретают новые смыслы, или, говоря словами Нолана, его концепция становится на порядок глубже.

— Супермен существует наяву, — говорит Зак Снайдер. — И это становится реально большой проблемой.

На самом деле Снайдер никогда не воспринимал Супермена всерьёз. Он вел предварительные переговоры с «Уорнер Бразерс» еще во времена выхода «Возвращения Супермена», но не видел способов перенести этого героя в современный мир.

— И мы забыли об этом, — говорит он, пожимая плечами. Под словом «мы» он имеет в виду себя и свою жену и продюсера Дебору Снайдер. А потом, два года назад, мечта начала воплощаться в реальность — Кристофер Нолан пригласил его на ланч. Двойная ударная сила Голливуда: Кристофер Нолан и Эмма (Томас) с одной стороны, и Зак и Дебора с другой.

— Всего один вопрос, — произнёс тогда Нолан. — Вы не возражаете, если мы будем говорить о Супермене?

Исторический ланч состоялся: они говорили о Супермене. Точнее, о революции в Супермене: долой приторного бойскаута в красных сапогах, даёшь осмысленного героя с собственными тараканами в голове! Снайдер был впечатлён. Следующим сюрпризом стал черный автомобиль, припаркованный у тротуара и готовый помчать их на студию, чтобы уладить вопросы со сценарием. Дебора Снайдер всё ещё сомневалась.

— Я не знаю, Зак, это может стать самоубийством для карьеры, — убеждала она мужа. Она пока еще не понимала, как можно сделать этого персонажа соответствующим нашей реальности. — А после того, как мы прочитали сценарий, мы посмотрели друг на друга — и в этот момент поняли, что мы знаем, как это сделать.

Что больше всего удивило Снайдера — это то, что ни малейшим образом не были затронуты каноны. Там всё также был Криптон, Смоллвиль, детство Кларка в Канзасе и Крепость Уединения; там были Лоис Лэйн, Перри Уайт, а также главный злодей — неподражаемый криптонский негодяй Генерал Зод.

— И только лишь некоторые оттенки отличали нового Супермена от того, который был раньше, — говорит Снайдер. В качестве повода для масштабного экранного экшна — а Гойер подсчитал, что экшна в «Человеке из стали» будет в разы больше, чем в фильмах о Тёмном Рыцаре — был всего лишь посыл: к чему может привести обладание нечеловеческими возможностями?

— Он ищет своё место в мире, — объясняет Дебора Снайдер. — Он всего лишь потерявшийся человечек, который пытается найти свой путь. Это делает его очень реальным. Вы видите в нём самые обычные человеческие качества.

— Я никогда не был поклонником всего того, что описывают прилагательным «мрачный», — говорит Генри Кавилл, и слух режет его чистейший английский акцент, отточенный в престижной британской школе Стоу в Бэкингемшире. Как и Кристиан Бэйл до него, Кавилл играет американского героя, хотя Снайдер и напоминает нам постоянно: Супермен лишь воспитывался в американской семье, и это хорошо, что Генри Кавилл — иной.

— Это вовсе не мрачный фильм по многим показателям, — осторожно развивает мысль Кавилл, придерживаясь намеченной студией политики. — Прошлые экранизации создавали весьма светлый образ... А в этот раз это будет более реалистичный взгляд на персонажа, хотя при этом и сохраняются его нереальные или потенциально нереальные способности, которыми обладает пришелец из другого мира.

 

 

На него надели старый костюм Кристофера Рива. Колготки из спандекса, сверху трусы, обтягивающие сапоги — классический комиксно-комический костюм Доннера, который вобрал в себя всё, от чего решено было отказаться.

— Поверьте мне, это то, что не прощает ни малейшего недостатка, — замечает Снайдер.

Кавиллу пришлось стоять в нём в героических позах, делать пафосные взмахи плащом... и никто не засмеялся. Ни один человек. Снайдер решил отснять его на видео — помещение наполнилось рабочими, любопытствующими и просто зеваками. И всё также никто не смеялся. «Черт возьми, — подумал Снайдер, — да ведь он и есть Супермен!»

Однако, кто бы мог подумать, что Кал-Эл, последний сын Криптона, на самом деле окажется одним из пяти рослых братьев с острова Джерси? Кавилл вначале собирался посвятить свою жизнь египтологии, но однажды сыграв в школьном спектакле, да к тому же, обладая идеальной внешностью для кинозвезды, не мог сопротивляться зову актерской профессии. Он недавно завершил съемки в телесериале «Тюдоры» и сразу вслед за этим снялся в главной роли в фильме «Война богов: Бессмертные», но всё же долгое время он оставался вечно вторым. Он почти получил роль Седрика Диггори в четвертом фильме о Гарри Поттере, но в финале проиграл Роберту Паттинсону; он почти стал Джеймсом Бондом, но в итоге новым агентом 007 выбрали Дэниела Крейга. Он также уже почти попал в Метрополис, получив главную роль в печально известном фильме «Возвращение Супермена», когда в последний момент Брайан Сингер заменил его более похожим на Рива Брэндоном Рутом.

— У меня уже была протоптанная дорожка в двери студии, — скромно замечает Кавилл. Но ему еще предстояло пройти два этапа кастинга.

Чтобы не выдать секретов сценария нового фильма, на первом этапе Снайдер давал потенциальным исполнителям главной роли специально написанный «героический диалог», в котором супергерой выдавался за пожарного. Конечно, кто-то мог сразу догадаться, но это было не важно. Когда же Кавилл проходил второй этап, исполняя одну сцену от Кларка Кента и другую — от Супермена, решение свершилось само собой, и причиной была вовсе не идеальная внешность героя, будто бы сошедшего со страниц комиксов.

— В нём есть какая-то особенная доброта, — говорит Снайдер. — Совсем не производя впечатление святого, он обладает естественной добротой. В наши дни это большая редкость.

Кавилл был посажен на строгую диету из первоисточников — только комиксы и ничего, кроме комиксов. Ему не разрешили, просто не дали возможности смотреть предыдущие экранизации, отправив на шесть месяцев в спортзал.

— Я не хотел, чтобы на меня влияла чья-то интерпретация этого героя, — говорит он. Это была базовая составляющая как для него самого, так и для режиссёра — работать так, как будто вовсе не существует предыдущих версий Супермена; на этот раз Супермен начинался с чистого листа.

Вообще-то одного того, что нужно найти идеальную пропорцию для неповторимого микса Кал-Эля, Кларка и Супермена, поместить его в реальный мир и нагрузить его человеческими психологическими проблемами, мало — это лишь верхушка айсберга. В случае с Бэтменом стать Тёмным Рыцарем было достаточно легко: он человек, в его распоряжении — новейшие технологии и миллиардные ресурсы, и его задача предельно ясна — борьба с преступностью. Чтобы Супермен стал Человеком-из-стали, одни лишь подобные вещи не сработают — тут требуется что-то посильнее. Гойеру и Нолану пришлось работать со сверхчеловеческой силой, красным плащом и вселенским злом в изящной космической броне.

— Очевидно, что для Супермена этот путь потребует больше времени и усилий, — признаётся Гойер. — Сделать реалистичным Бэтмена было гораздо легче. А тут вы знаете, что Супермен, возможно, полностью неуязвим, разве что за исключением криптонита. (Что значит «возможно»? Новый яд? Новая уязвимость?)

— Задача была проста: мы должны были найти что-то, что заставило бы всё это работать в реальном мире. — Для некоторых таких вещей, он отмечает, требуется время.

Несомненно, в фильме должен быть Зод. Майкл Шеннон в своей изысканной броне («Он производит просто невероятное впечатление», — признается Дебора Снайдер) представляет собой частичку былой мощи Криптона — он не просто достойный противник для Супермена, он взывает к его криптонским корням.

— Эта история во многом о сыне двух отцов, — развивает мысль Гойер. Центральное место в жизненном пути Кал-Эля/Кларка занимает дилемма: философию какого отца он должен принять? Будет ли он следовать мудрым советам своего приемного земного отца Джонатана Кента, пойдет ли по американскому пути, на который наставляет его Кевин Костнер? Или его путь будет неземным, более амбициозным, к которому он может склониться под влиянием своего биологического отца Джор-Эля — харизматичного Рассела Кроу? (Как вы, наверно, уже заметили, в фильме замечательный актёрский состав). Чудом спасшийся младенцем, точь-в-точь как библейский Моисей, Супермен не знает ничего о своем погибшем мире. Кто-то должен дать ему необходимое представление о мире Криптона.

— Поэтому Зод был логичным выбором, — говорит Снайдер.

Пожалуй, самая большая интрига фильма окружает Кларка Кента, который в предыдущих экранизациях был маскировкой для Супермена. Что же ждёт нас на этот раз? Стоит задать невинный вопрос о знаменитом любовном треугольнике: Кларк — Лоис — Супермен, как все сразу же подозрительно умолкают.

— Сложно дать однозначный ответ, — чешет затылок Снайдер, не желая открывать детали сюжета. — Это одна из основных линий фильма. Я могу лишь сказать, вне зависимости от того, брали ли мы за основу Супермена или Кал-Эля или Кларка Кента, мы стремились сделать его круче. Подождите и сами всё увидите.

— Я могу сказать, что часть сюжета фильма выстроена на том, как Кларк пытается быть Суперменом, — Гойер, по крайней мере, готов признать, что его Кларк не будет таким тупым, каким он был у Кристофера Рива.

Что же до Лоис Лэйн, по словам Снайдера, они выбрали Эми Адамс, потому что она «суперсовременная». Лоис должна быть подходящей девушкой для Супермена, девушкой, которая будет ему интересна.

— Она воплощает собой всё, чего вы только можете пожелать от Лоис Лэйн, — подытоживает Снайдер.

— Я не могу рассказывать об этом много, — увиливает Кавилл, балансируя между соглашением о неразглашении и хорошими манерами. — Я не хочу выдавать заранее идею фильма, но Эми — потрясающая актриса, настоящий профессионал, с ней было очень приятно работать.

 

Изменим первоначальный вопрос: не о том, как Супермен летает, а о том, что он такое чувствует, что заставляет его летать? Похоже, что у Гойера есть четкое представление о том, что поднимает его героя в небеса.

— Мы прорабатывали некоторые подобные моменты для наших собственных целей, — дразнит он, — и они будут кратко затронуты в фильме. Но вообще это всё не так важно. А важно то, что он сам не знает, как он летает. Он рос не на Криптоне.

Как говорит Кавилл, «хитрость в том, что ты испытываешь одновременно восторг и страх». Супергерой смешался с человеком. Криптон слился с Землёй.

«Человек из стали» мог быть отчасти вырезан из кевлара «Тёмного Рыцаря», но он остался самостоятельным героем. Два вышедших трейлера создают более загадочное, лирическое и даже задумчивое настроение от «мрачной» Нолановской интерпретации комиксов, чем полуночная урбанистика Бэтмена. Образ, который создает душевность нового Супермена — его суперсердце. Гойер упоминает влияние Терренса Малика больше, чем Франка Миллера. Это будет фильм, наполненный мыслями. Двусмысленностями. Выбором.

— Я не знаю, что такое мой стиль, — признаётся Снайдер, вспоминая о том, как известие о занятии им места режиссёра привело в ужас весь интернет, когда фаны предсказывали, что фильм будет перенасыщен спецэффектами (при этом многие приводили в пример «Хранителей», задуманных, что самое смешное, как противоядие от ханжества Супермена). Он не отрицает влияние натурализма Малика. На съёмках «Человека из стали» ему пришлось проводить много натурных съемок (Чикаго в качестве Метрополиса, Плано в Иллинойсе в качестве Смоллвиля).

Есть парень для спецэффектов, и есть спецэффекты. Но все они стоят на службе реальности. Если Кавилл и летал на тросах, то только лишь для нужного положения тела (что давалось ему нелегко, по его словам). Философия Снайдера состоит в том, что Супермен не может сделать всё, что ему положено делать, без спецэффектов. Чтобы его сверхспособности выглядели естественно, они должны быть созданы на компьютере. И чтобы никаких тросов.

— Я суперсчастлив тем, что сделали мои ребята, — говорит Снайдер.

— Есть что-то забавное в том, — добавляет с улыбкой Дебора Снайдер, — что это самая реалистичная работа, которую мы когда-либо делали. И это Супермен!

Хотя, пожалуй, самой большой иронией во всём этом проекте будет то, что эта история рассказывает о том, как персонаж становится более настоящим, а не наоборот.

— Мы не пытались вытащить из Супермена его суперспособности, — утверждает Снайдер, и можно заметить, что эта мысль ему нравится. — Наши мысли были не о том, как сделать его менее супер и более человеком.

— То, о чем вы должны помнить как с Бэтменом, так и с Суперменом, — это то, что делает этих персонажей самыми любимыми супергероями среди всех — это по сути то, кто они есть на самом деле, — говорит Кристофер Нолан, который с тех пор, как была завершена работа над сценарием, оставался в стороне. — И вы никогда не сможете уйти от этого. Их любят именно за их неординарные характеры.

Вот почему фильм называется именно «Человек из стали», а не «Супермен чего-то там»

— В этом и заключается вся суть идеи: очеловечить нечеловеческое, — объясняет Гойер, любящий двусмысленности. — Образно говоря, он сделан из стали, а не из плоти. Мы создаём образ человека, который на самом деле не человек.

Что ж, посмотрим на его полёт.

 

Смотрите также: