30 Янв Entertainmentwise беседует с автором «Тюдоров» Майклом Хёрстом

Категория: Статьи и обзоры Источник: Entertainmentwise Discussion:
Майкл Хёрст Майкл Хёрст Фото: PR / Wenn

Нам удалось взять эксклюзивное интервью о работе с Джонатаном Рис-Майерсом и Генри Кэвиллом.

Entertainmentwise воспользовался возможностью встретиться с автором, продюсером и создателем получившего немало наград сериала «Тюдоры», в котором рассказывается о ранних годах правления короля Генриха VIII и который скоро будет показан с самого начала на Sony TV. Нам удалось добыть эксклюзивные сведения о том, как работалось со звездой «Играй как Бэкхем» Джонатаном Рис-Майерсом и Генри Кэвиллом, Суперменом собственной персоной.

— Что вдохновило и побудило вас к созданию сериала о жизни молодого Генриха Тюдора?

— По правде говоря, меня об этом попросили. Ко мне приехал молодой американский продюсер и предложил сделать для американского телевидения мыльную оперу о династии Тюдоров, чем изрядно меня насмешил. Конечно, я был автором сценария фильма о Елизавете I, и я люблю эпоху Тюдоров. И в то время, когда я думал над рабочим названием фильма, я вел жаркие споры о том, снимать ли о Елизавете I или о Генрихе VIII. Я всегда хотел снять фильм о Генрихе VIII. Как и с Елизаветой, я чувствовал, что он никогда не был рассмотрен должным образом.

— Так значит, вы хотели изменить сложившееся мнение о Генрихе VIII?

— Мы имеем канонический портрет Генриха, на котором изображен средних лет толстый, бородатый тиран, и, представьте себе, он тоже был молодым, он на самом деле вступил на престол, когда ему было 18 лет. Возникает вопрос, что бы вы сделали на месте Генриха, вдруг получив абсолютную власть в 18 лет? Это хорошая драматическая предпосылка. Мне всегда было интересно, что же такое с ним случилось, что заставило его превратиться в монстра. Я считаю, что все его браки были очень интересными и очень разными, и сериал в некотором роде становится размышлением о любви; разные виды любви и разные виды отношений. Это очень волновало меня как сценариста, который интересуется английской историей, и его правление стало ключевым моментом, после которого всё встало на свои места.

— Были ли какие-то характерные черты Генриха, которые вы перенесли на его персонажа?

— Да, были. Он был моим главным героем и в некотором роде альтер-эго. Так что я отчасти прожил его жизнь, даже если местами она доходила до крайностей. Что я открыл для себя, так это то, что многие черты Джонатана Рис-Майерса, который играл Генриха VIII, перешли на его персонажа. Так что я мог играть с темпераментом Джонни, например, Джонни не может надолго сконцентрировать внимание, ему присуща некоторая нервозность и чувство опасности. Можно почувствовать это в атмосфере, когда он входит в комнату. Как и Генрих, Джонни не может надолго сконцентрироваться, и хочет быть чем-то занятым и заинтересованным. И я мог играть этими качествами в сценах, где Генрих входит в комнату и двигается между людьми, и в диалогах, показывая, как меняется его настроение от скуки к интересу и от флирта к гневу. Мне кажется, они в этом очень похожи.

— Многих удивил выбор Джонатана Рис-Майерса на роль Генриха VIII. Вы имели его в виду, создавая роль?

— На самом деле нет. Так случилось, что я написал два или три эпизода, а Генрих VIII попал в историю как «самый красивый принц в христианском мире». Так что я сделал сильный упор в сценарии на его хорошей внешности и на том, какое сильное впечатление он производил на людей. А затем директор студии Showtime, на которой только что был снят фильм об Элвисе Пресли с Джонни, предложил его на роль Генриха. Кастинг был прекрасен, он превзошел все наши ожидания относительно Генриха VIII, и вы не сразу сталкиваетесь с этим жирным бородатым парнем — он юный, страстный, мужественный молодой человек. И это подогревает ваш интерес к жизненному пути персонажа, который ему предстоит пройти. С моей точки зрения этот кастинг был вдохновляющим. Я даже не могу вспомнить имена других актёров, которых предлагали на эту роль. Я был так взволнован, когда на сцене появился Джонни.

— Расскажите, как вам работалось с Генри Кэвиллом, который играет лучшего друга Генриха Чарльза Брэндона?

— (смеётся) Да уж, он теперь Супермен!

— Я знаю! Когда вы утвердили Генри Кэвилла, вы предполагали, что он может стать звездой такой величины и будет выбран на роль Супермена в новом фильме «Человек из стали»?

— Мой партнёр, ирландский продюсер, работал с Генри Кэвиллом, когда тот был ещё мальчиком, и снял с ним пару фильмов в Ирландии. Он предложил его для нашего сериала, но мы ещё должны были убедить американцев. И после первого же кастинга реакция всех продюсеров была: «Мы должны взять его!»

— Я бы его взяла!

— Да, таково было общее ощущение от него у всех, и с ним было очень приятно работать. Он очень тихий, скромный и застенчивый. Он спрашивал у меня, как бы я хотел, чтобы он сыграл сцены, он даже спросил меня однажды: «Я хочу пойти в спортзал, должен ли я ещё над чем-то поработать?» (смеётся) Он очень обаятельный. И это чудесно, что его персонаж проходит с Генрихом все четыре сезона и остаётся его лучшим другом до конца — они оба умерли в короткий промежуток времени. Это было чудесно, что я смог провести его через все серии.

— Кроме Джонатана Рис-Майерса и Генри Кэвилла, в «Тюдорах» играет множество легендарных актёров, таких как Сэм Нилл, Питер О’Тул, Макс фон Сюдов. Как вам удалось завлечь их в сериал?

— О да, мы постарались! Нам удалось привлечь некоторых высококлассных актёров, которые играют эпизодические роли в нескольких сериях или даже персонажей целый сезон. Стандарты актёрской игры были фантастические! Я имею в виду Сэма Нилла и Джереми Нортэма, эти ребята были на высоте и реально прекрасны. Даже их голоса были прекрасны! Они бросились в проект с головой, и мы с удивлением наблюдали, как они оживляют своих персонажей, и я старался со своей стороны помочь им всесторонне их раскрыть. Что до женских персонажей, все жёны были блистательны, и особенно молодая девушка, которая играла принцессу Мэри (Сара Болжер), которая реально выросла за время съёмок сериала. Она просто прекрасна и обязательно сделает великую карьеру. Честно говоря, нам просто благоволила судьба.

— Автор «Аббатства Даунтон» Джулиан Феллоус недавно получил гневные отзывы критиков за якобы исторические неточности. Как вы относитесь к тому, что люди критикуют ваш сериал за исторические неточности?

— Всё в «Тюдорах» построено на основе моих исторических исследований, и факт в том, что самые неудачные сцены как раз те, которые основаны на исторических реалиях. Я предпочитаю быть как можно более реалистичным, и есть очень много фактов в истории, которые никак нельзя замаскировать. Можно приукрасить некоторые вещи, но, как художнику, приходится выбирать, с какими материалами работать, на каком персонаже сфокусироваться и какие события исследовать. Для блага собственного повествования я не был заинтересован в переворачивании с ног на голову исторического материала. То также я задавался вопросом, если есть столько историков, противоречащих друг другу, то как они могут быть уверены в том, что именно их версия единственно верная?

— Как вам удалось совместить исторические реалии с интересными сюжетными линиями? Насколько много художественного вымысла вы себе позволили?

— Я не собирался писать документальный фильм, если бы я это делал, я бы сделал всё по-другому. Меня попросили сделать драму для широкой аудитории в Америке, которая ничего не знает или вообще не интересуется династией Тюдоров. Поэтому очевидно, что я должен был написать такой сценарий, чтобы исторические персонажи не выглядели в нём музейными экспонатами, делая вещи, которые не имеют никакого отношения к нашей жизни. Я хотел поднять современные и понятные темы. Вот такая задача передо мной стояла. Я думаю, что меня часто критикуют люди, которые вообще не имеют никакого представления об истории.

— Обнаружили ли вы какие-нибудь интересные факты из жизни Генриха Тюдора, о которых мы можем даже не подозревать?

— Да! (Смеётся) Парочка историков отметили, что Генрих пытался переписать молитву Господню и Десять заповедей по той причине, что он стал создателем англиканской церкви во время Реформации, и он хотел поставить на ней личную печать. Представить Генриха VIII, когда он сидит и пытается всё это переписать, — это настолько смешно, что я бы никогда об этом не подумал. Но опять же, правда иногда бывает страннее вымысла.

— Что дальше? Пишите ли вы сейчас что-нибудь для каких-то новых проектов?

— Да, я сейчас делаю телесериал о викингах. Производство начнётся в июне.

— У вас уже есть утверждённые актёры?

— Мы ещё не начинали кастинг, потому что проект стартовал только пару дней назад. Мы собираемся снимать в Ирландии и Норвегии, и я жду не дождусь начала!

— Так это будет что-то вроде «Тюдоров»?

— Да, он будет очень похож на «Тюдоров». И я очень волнуюсь по этому поводу. И также я написал фильм о королеве Марии Шотландской, которая была своего рода зеркальным отражением Елизаветы I, который тоже скоро запускается в производство.

— У вас, безусловно, происходит много интересного!

— Да, похоже на то...

 

Новый сериал Майкла Хёрста "Викинги", а также другие фильмы и сериалы с участием актеров, знакомых вам по "Тюдорам", вы можете посмотреть онлайн на сайте http://cinemaxx.ru/.

 

Тюдоры: королевский выбор актёров SHOWTIME

Смотрите также: